Книги-шкатулки Беатрис Поттер/Рыжик и Перчик





Шкатулка-книга "Рыжик и Перчик".



книга шкатулка, шкатулка книга, шкатулка-книга, книга-шкатулка

Книга-шкатулка "Рассказ о Рыжике и Перчике"
Цвет: Синий.
Размер: 11х16 см. (+/- 0,2-0,3 см.)
Цена: 2400 руб.

В наличии

В одной деревушке стоял магазинчик. Вывеска над окном гласила: «Дело Рыжика и Перчика». Это был совсем маленький магазинчик – как раз в кукольный рост. Поэтому куклы Люсинда и Джейн всегда покупали продукты только у Рыжика и Перчика. А прилавок внутри был в самый раз для кроликов. Рыжик и Перчик торговали красными носовыми платками в клеточку по пенни и три фартинга за каждый. А ещё у них продавались сахар, табак и галоши.

Читать дальше

Несмотря на то, что магазинчик был такой маленький, там можно было купить практически всё – кроме, разве что, шнурков, шпилек и бараньих отбивных – того, что никогда нельзя купить, когда оно вам срочно нужно. Рыжик и Перчик были никем иным, как хозяевами магазинчика. Рыжик был рыжим котом, а Перчик – терьером.
Кролики всегда немного побаивались Перчика. Магазинчик также пользовался успехом у мышей. Вот только мыши побаивались как раз Рыжика. Рыжик всегда просил Перчика обслужить их, а то, как он мурлыкал, у него при этом слюнки текут...
– Просто невыносимо, – говаривал он, – смотреть, как они семенят к двери с этими своими маленькими свёрточками...
– Могу то же самое сказать о крысах, – кивал Перчик. – Но есть покупателей никуда не годится. Тогда все они перебегут от нас к Табите Твитчит.
– Вообще-то, они уже никуда не смогут перебежать, – мрачно заметил Рыжик.
(Табита Твитчит была владелицей второго магазинчика в деревне. Но она никогда не торговала в кредит).
А Рыжик и Перчик всегда предоставляли бессрочный кредит. Кредит – это когда покупательница берёт кусочек мыла и, вместо того, чтобы вынуть кошелёк и заплатить, говорит, что заплатит как-нибудь в другой раз. А Перчик в этот момент низко кланяется, говорит: «К вашим услугам, мадам!» и записывает это в книжечку. Поэтому покупатели так и тянулись в магазин Рыжика и Перчика и набирали уйму товаров, хотя и боялись его владельцев. Но «как-нибудь в другой раз» совсем не приносило дохода... Покупатели толпились в магазинчике целый день, покупали и покупали – особенно ириски. А денег всё не было и не было... Ни один не оставлял в магазине больше пенни за мятную конфетку. Зато товар расходился быстро – в десять раз быстрее, чем у Табиты Твитчит.
А поскольку денег не было, то сами Рыжик и Перчик вынуждены были питаться собственным товаром. Перчик ел печенье, а Рыжик – сушёную рыбу. Они ужинали так при свете свечи, каждый вечер, после закрытия магазина.
Наступил январь. Первого числа денег всё так же не было, и Перчику не на что было приобрести лицензию на охотничью собаку. Собакой был он сам.
– Какая досада, я так боюсь полиции, – сказал Перчик.
– Ты сам виноват, что родился терьером. Мне вот никакая лицензия не нужна, и шотландской овчарке Кеп – тоже.
– Мне так неспокойно на душе, боюсь, меня вызовут в суд.
Я пытался получить лицензию в долг на почте – да только зря. И ещё там полно полицейских.
Я столкнулся нос к носу с одним, когда возвращался домой, – вздохнул Перчик.
– Давай выставим счёт Самюэлю Вискерсу, Рыжик, он задолжал нам 22 фунта 9 пенсов за бекон.
– Сомневаюсь, что он вообще собирается платить, – ответил Рыжик.
– А ещё мне кажется, что Анна-Мария таскает у нас товар... Где всё сливочное печенье?
– Да ты его сам съел! – фыркнул Рыжик.
Рыжик и Перчик удалились в заднюю комнату. Они подсчитывали убытки. Складывали сумму за суммой, сумму за суммой...
– Самюэль Вискерс задолжал нам по счёту длиной с его собственный хвост! С октября он взял в долг унцию и три четверти табаку!
– А что ты скажешь о семи фунтах масла по три пенса каждый, бруске сургуча и четырёх коробках спичек?
– Собери все счета и ещё раз отправь тем, у кого есть долги, – велел Рыжик.
Через несколько секунд они услышали шум в магазине – как будто кто-то вломился в дверь. Друзья вышли из комнаты. На прилавке лежал конверт, а рядом стоял полицейский с блокнотом и что-то писал! С Перчиком чуть не случился припадок – он лаял и лаял, лаял и лаял, готовый броситься на полисмена.
– Укуси его, Перчик! Укуси! – лопотал Рыжик, спрятавшись за мешком с сахаром. – Погоди... Да это всего лишь немецкая кукла!
Полисмен продолжал писать в своём блокноте – дважды он сунул карандаш в рот, сначала обмакнув его в патоку. Перчик лаял, пока не охрип. Но полисмен так и не обратил на него внимания. У него были глаза-бусинки, а шлем пришит к голове суровыми нитками. Когда Перчик бросился на него в последний раз, то обнаружил, что магазин пуст... Полицейский пропал. А вот конверт остался.
– Думаешь, он ушёл, чтобы привести настоящего живого полицейского? – задрожал Перчик. – Я боюсь, что это повестка в суд!
– Нет, – ответил Рыжик, который уже вскрыл конверт. – Это сумма налогов, которые мы обязаны заплатить. 19 фунтов, 11 пенсов, 3 фартинга.
– Это последняя капля, – сказал Перчик. – Давай закроем магазин.
И они закрыли ставни, заперли дверь и ушли. Но они вовсе не уехали из деревушки, нет. Хотя многим бы этого и хотелось. Рыжик живёт неподалёку, рядом с кроличьим посёлком. Не знаю, чем он занимается, но выглядит упитанным и довольным жизнью.
А Перчик теперь работает егерем.
Закрытие магазина многим доставило неудобство. Табита Твитчит мгновенно взвинтила цены на все товары на целых полпенни. А в кредит она по-прежнему не давала.
Конечно, остался ещё рынок, лавка мясника и рыбная лавка, а ещё кондитерская Тимоти. Но не возможно же питаться одними бисквитными тортами и булочками, даже если эти торты так хороши, как у Тимоти!
Через некоторое время мистер Джон Соня и его дочь начали приторговывать мятными леденцами и свечами.
Но «шестёрок» они не держали, а чтобы унести одну семидюймовую свечу, требовалось как минимум пятеро мышей. А ещё в тёплую погоду их свечи почему-то растекались. Мисс Соня отказывалась забирать обратно товар, когда покупатели возвращались к ней с жалобами. Мистер Джон же, когда обращались к нему, даже не думал вылезать из кровати и только и бросал:
«Тепло на улице!» А так бизнес, конечно, не ведут.
Поэтому все были несказанно рады, когда в один прекрасный день Пеструшка Энни-Пенни объявила, что собирается возродить магазин Рыжика и Перчика под названием «Распродажа у Энни!» и вывесила на заборе плакат –

«Такого вы ещё не видели!
Цены курам на смех!
Приходите, поглядите и чего-нибудь купите!»

Плакат и впрямь был очень привлекательный.
В день открытия в магазин невозможно было пробиться. Он битком был набит покупателями, по пачкам с печеньем туда-сюда сновали мыши. Энни-Пенни всегда немного волнуется, когда даёт сдачу, и настаивает, чтобы платили наличными, но зато она совершенно безобидна.
У неё всегда можно выгодно купить много полезных вещей. Каждый найдёт здесь что-то для себя.
beatrixpotter.ru